В категории Россия

В ДЕРЕВНЕ НА САМОЙ ЛЕСЕ

Дом как дом. На краю деревни. Старый, с крыльцом, с небольшой дверью. В прежние времена крестьяне были маленькими по росту, или жара была спасена, поэтому вы бьете головой в сустав.

— Тихо, — кричит Михалыч. — Не пугайте аиста. И будьте осторожны с кранами — они нежны, впечатлительны. И не смотри на сову в течение долгого времени. Что это значит за день? Даже когда он видит, мое добро (смотрит на поп-птицу влюбленную). И она не может тебя видеть. И не трогай волк, она не в настроении. Услышь?

Рядом что-то взревел. И он вошел в деревенский жуткий вой.

«Ну …» — вздохнул Михалыч. — Ощущается. Чужие вы …

Мы идем в дом.

Ну, Михалыч!

Два маленьких рысака грызют камеру Гусейнова, Рядом в заброшенном доме есть кабаны …

«Это не мое», она хмурится. — Они сами кабаны. Они получили это … Они пришли из леса. Свиньи знают, где остановиться.

Здесь весь район знает где.

Однажды Михалыч отпустил лес в лису. Да, волчица последовала за ним в лес и вернула его. По-видимому, она объяснила, что дома безопаснее.

«Беспорядок», — ругал волчица Михалыч. — В дикой природе всегда лучше.

И отпустите снова. Волк снова пошел за другом в лес …

Теперь старая холостяцкая лиса сидит в клетке, смотрит на нас с оценкой — вытащить нас из нее. И его девушка, волчица, состарилась, выжила из ее ума и стала ощетиниться. Плача за дом в ожидании луны.

Мы гуляли по дому Михалыча и смотрели на него благоговейно, как будто сказочный герой внезапно попал в наш реальный мир. Как что-то потустороннее. Как какая-то солнечная иррациональность. Потому что в нашей вечной гонке за деньги, которые мы называем жизнью, этого не происходит.

Совы живут в этих клетках у Михалыча. Они когда-то были представлены детям, а затем вышли на улицу, играя достаточно. Один из этих отброшенных «подарков» — на фото выше. Фотография: Виктор ГУСЕЙНОВ

Молодой перспективный биолог бросает Москвуотправляется в Тверьпустыне, что город Ржеви живет здесь уже 30 лет. И целью его жизни является лечение случайных животных. Он ставит искусственные конечности на пораженных охотников на аистов и журавлей, медсестер-хищников и освобождает их. И тот, кто так сильно искалечен, что воля есть смерть, он поселяется здесь навсегда. Волки, рыси, лисы, куницы, ворон, совы живут на краю деревни …

И мы сидим с ним в старой хижине, возиться с рыси. «А в этом городе есть сад», — поет Гребенщиков. «Там все травы и цветы, животные беспрецедентной красоты ходят». И затем кошка входит в окно. Затем второй, третий, четвертый … Затем собаки бросаются в дом — первый, второй … И Михалыч, как древний бог леса, пьет чай посреди зоовертера и вспоминает:

— Привезено из парка Балашихакуница, маленькая кутеночка, мы вышли и выпустили ее в природу. Четыре года спустя он вернулся к нам. Он пополз по раненым, взобрался, негодяй, в клетку под открытым небом совам, убил их и спокойно лег спать. Сначала мы думали, что это какая-то дикая куница, и он бежит к нам, радуется. Я выяснил. Мы оставили его: с такими ранами в дикой природе не выжили бы …

— Алексей Михайлович … — говорю я.

— Я чувствую, мой любимый журналистский вопрос будет озвучен, — смеется Михалыч. — Зачем мне все это, не так ли?

— Да.

«Как я могу объяснить это вам, — думает Айболит-2018, глядя на нас.

ZOO ZVEREY BROKEN

По словам Михалыча (он Алексей Михайлович Мурашов), все было решено на встрече с … трясогузом.

«У меня раненый птица в детстве», — говорит Мурашов. — Я вылечил ее и отпустил. И забыл. Прошел год. Я иду по улице, и вдруг вокруг меня крутилась птица. И сидит прямо на руке (смеется). Она поселилась с цыплятами на крыше магазина. Она видела меня, радуясь.

Проект будущего детского сада родился Мурашовымво время его работы в конце 1970-х годов в Московском зоопарке, когда он узнал ужасную вещь. Раненых или заброшенных животных, принесенных сострадательными москвичами, обычно … умер. Затем их спали. Во-первых, Мурашов, убеждая руководство не принимать грех против своей души, открыл раздел спасения животных в зоопарке. А затем, рядом с Тверской деревней Желнино, появилась биологическая станция Академии наук, в которой Алексей начал свой Основной эксперимент — возвращение животных, которые были изуродованы людьми в дикой природе.

В отличие от детской сказки, где лиса и журавль так безуспешно посещали друг друга, что они всегда возвращались голодными и обиженными, они живут в мире и согласии. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

И скептики были неправы — животные, выпущенные биологами в лес, выжили и дали потомство.

И у них начался чудесный запас

Последние записи

Добавить комментарий